Эксклюзив

Богдан Данилишин (Совет НБУ): «Проактивная экономическая политика включает вмешательства «сверху» и сфокусирована на экспорте»

27 ноября 2020
admin Читати українською
  1. О развитии экономики
  2. О планах НБУ
  3. Об укреплении гривны
  4. Об ОВГЗ
  5. О российских банках
  6. Об экономическом росте

Экономика Украины в 2019 году развивалась достаточно успешно, несмотря на то, что этот год также был весьма сложным. В стране несколько возросло ВВП, Нацбанк продолжил политику валютной либерализации, значительно укрепилась гривна. Однако многие эксперты видят в этом негативные черты. Проведенная децентрализация продемонстрировала финансовый успех. Страна вышла на новые мировые рынки сбыта товаров и услуг, хотя это в большой степени было омрачено удешевлением доллара и евро.

Об экономических и финансовых достижениях Украины, роли в этом НБУ в качестве главного финрегулятора, а также о планах и задачах на 2020 год в эксклюзивном интервью Maanimo рассказал глава Совета Национального банка Украины Богдан Данилишин.

О развитии экономики

— Богдан Михайлович, Украина вошла в 2020 год с неплохими экономическими показателями, а НБУ показал хорошие результаты работы. Рост ВВП, укрепление гривны, валютные послабления, успешная децентрализация и тому подобное. Какие экономические и другие факторы повлияли на более или менее успешное завершение 2019-го? Какую роль в этом сыграл регулятор?

— Хорошие показатели — относительное понятие. Хорошей может быть девушка, женщина. Погода, возможно. А показатели должны соответствовать тому состоянию вещей, которое фиксируется на соответствующий момент. Адекватны ли они сейчас — судите сами.

Действительно, по итогам 2019 года, можем получить 3,2-3,5% роста ВВП. Я называю это поддерживающим ростом. А за счет чего он происходит? Сельское хозяйство, нежилое строительство и тому подобное. К сожалению, это ситуативные факторы. Потенциал развития почти не задействовано: добавленная стоимость, инновационность и наукоемкость ВВП — где они? К примеру, очень много говорят об инвестиционном климате в Украине и роли бизнес-ассоциаций, а также торговых палат (иностранных) в его формировании. И МВФ. Примеры двух последних правительств, которые работали от транша к траншу и делали вид того, что осуществляют реформы, говорили – вслед за траншами МВФ в страну массово пойдут прямые иностранные инвестиции (ПИИ).

Вот, что имеем: объем ПИИ в Украину в 2014-2018 годах составил $11,5 млрд долларов. Из этих инвестиций 62% или $7,1 млрд  было направлено в банковский сектор преимущественно в виде переоформления задолженности перед материнскими банками в уставный капитал украинских финансовых учреждений. Объемы денежных переводов в Украину за аналогичный период составили $38,2 млрд. Приток ПИИ в процентах ВВП сокращается в течение последних трех лет. По итогам 2018 года, этот показатель составлял 1,8% ВВП, объемы денежных переводов наоборот выросли с $5,2 млрд (4,8% ВВП) в 2014 году до $11,5 млрд (8,5% ВВП) в 2018 году .

Но не надо полагаться на удачу, приватизацию, дерегуляцию и либерализацию. Необходимо внедрять проактивную экономическую политику, включая вмешательство «сверху» и сфокусированность на экспорте.

Экспортный рост необходим, такая модель в послевоенной истории приводила к успеху страны догоняющего развития. Начиная с сырья, перенаправляя часть ренты от ее экспорта в технологический инновационный сектор в рамках промполитики, нужно постепенно перейти к высокотехнологичному экспорту.

Правительство должно создавать «тепличные» условия, играть роль «повитухи» экономического развития. Это требует большого внимания к производителю. Полученная таким образом экономика будет сначала перекошенной за счет экспортно-ориентированного сектора. Но эти затраты необходимо понести, потому что в результате такого развития, в стране будут созданы индустриальные сектора четвертой промреволюции. Это и будет лучшим вариантом структурных реформ.

В противном случае Украину ждет тотальная деиндустриализация, поскольку внутренний спрос на промышленную продукцию, явно недостаточен для существования высококонкурентных промышленных секторов.

О планах НБУ

— Каким, на Ваш взгляд, является самая главная задача Нацбанка на 2020 год? Что ожидает от регулятора финансово-банковская система, украинское правительство, а также на что рассчитывает в свою очередь ваша организация от финучреждений и парламента?

— Я думаю, Нацбанку необходимо сфокусироваться на содействии соблюдению устойчивых темпов экономического роста и поддержке экономической политики Кабинета Министров Украины. Это третья законодательная цель регулятора. Согласно Закону Украины «О Национальном банке Украины», эта цель становится приоритетной, когда не препятствует выполнению первых двух по поддержке ценовой и финансовой стабильности. Сейчас именно такое время.

В то же время, к сожалению, в обнародованном регулятором Программе действий на 2020 год, которая является летней дорожной картой для реализации среднесрочной Стратегии центрального банка, о приоритете экономического роста речь не идет. Поэтому такое необходимо немедленно исправлять.

Данилишин и Смолий

— К концу 2019 мы видели много взаимной критики между председателем правления НБУ Яковом Смолием и Вами. Вы обвиняли Смолия и правление регулятора в том, что они не дают работать Совету Нацбанка. Стал ли после этого Совет НБУ влиять на стратегические аспекты работы регулятора? Каким образом такие недоразумения отражаются на работе Нацбанка и влияют на всю финансовую систему страны, включая отдельные банки? Что будет в 2020 году?

-Аномальная публичная активность Правления регулятора по дискредитации Совета НБУ, которую наблюдает общество в последнее время,  это не просто «плохие отношения между Смолием и Данилишиным». Также это не борьба за то, чтобы Совет НБУ, в конце концов, стал влиять на стратегические аспекты работы регулятора, как это и предусмотрено законом. Это попытка дискредитировать председателя Совета НБУ и наших отдельных членов. Ведь мы обнародовали информацию о причастности отдельных членов Правления НБУ к возможным фактам коррупции, в том числе политической.

Я с ужасом прослушал так называемую третью часть пленок «тайного завтрака» с участием государственных «мучеников» и просто был поражен тем, как Смолий и его приспешники всячески пытаются очернить меня, сформировать миф «агента Коломойского» и тому подобное. Вот уровень корпоративной культуры, который формирует это Правление НБУ. Как им потом совесть позволяет требовать соответствующего уровня корпоративной культуры от коммерческих банков, если они сами показывают полное бескультурье, и совершают заговоры за спиной членов Совета.

В свою очередь, Совет НБУ всегда стоял и стоит на поддержке политики реформ, продолжении конструктивного сотрудничества с МВФ и защите национальных экономических интересов. И я рад, что в Совете НБУ сформировано большинство в поддержку реформ, защиты национальных экономических интересов и процветания Украины. В этом мы решительно будем поддерживать политику Президента по реформированию страны

Об укреплении гривны

— Вы как-то писали, что для укрепления гривны нет фундаментальных причин, а монетарная политика Нацбанка является очень жесткой и тормозит развитие различных отраслей экономики. Последнее подтверждается статистикой Госстата: в 5 из 9 основных отраслей за январь-ноябрь 2019 наблюдалось падение объемов производства по сравнению с 2018 годом. Чего ждать Украине и экономике в будущем  при продолжении процесса усиления гривны?

— Текущее укрепление гривны произошло из-за спекулятивного движения капитала в сторону Украины (поскольку иностранцев очень привлекают наши высокие ставки по ОВГЗ), а также по причине  хорошего урожая, который мы собрали в этом году. Оба фактора натолкнулись на нежелание Правления НБУ наполнять золотовалютные резервы более интенсивными и равномерными во времени темпами.

В 2019 году Украина увеличила свою зависимость от спекулятивно настроенных игроков. Последние могут реагировать на различные факторы и принимать решение о массовом выходе с рынка ОВГЗ в валюту в случае: начала мирового финансового кризиса, в том числе, по сценарию 1998 или 2008; достижения максимума цен на долгосрочные облигации вследствие снижения НБУ учетной ставки и падение ставок на вторичном рынке этих ценных бумаг. Соответствующий выход может быть обоснован фиксацией спекулятивной прибыли, негативными новостями по Украине (развертывание военных действий на Востоке, негативные климатические условия для созревания урожая, политическая нестабильность и т.д.), изменением конъюнктуры мирового рынка в направлении роста уровня ставок на развитых рынках, например, по причине президентских выборов в США.

— Так кому же выгодно усиление национальной валюты?

— В долгосрочной перспективе только импортерам. В краткосрочной — населению. Ведь оно является потребителем импорта. Также это частично выгодно бизнесу, который собирался обновить импортные основные фонды. Но в долгосрочной перспективе снижение привлекательности нашего экспорта за рубежом приводит к сокращению рабочих мест и снижению налоговых отчислений от наших экспортеров. Первые негативные сигналы в виде снижения объемов производства появились в конце 2019 от металлургов, и в целом статистика о состоянии промышленности не радует. Ревальвация гривны, которую мы наблюдали в прошлом году, усиливает в долгосрочной перспективе для Украины экономические риски. Идет торможение роста украинского экспорта и ускорение потребления импорта.

Ситуация на конец 2019-го оказалась не такой проблемной, как ожидалось, по причине низких цен на энергетический импорт и достаточно высокие цены на зерновые, железорудное сырье и другие классические категории нашего экспорта. Но при условии изменения конъюнктуры на мировом рынке мы имеем существенный риск увеличения отрицательного внешнеторгового сальдо.

Об ОВГЗ

— В прошлом году нерезиденты выкупили ОВГЗ на достаточно солидную сумму — более $4 млрд. Стоит надеяться на такой же активный выкуп этих государственных ценных бумаг в этом году? Каким образом это будет влиять на работу финансовой системы страны?

— Думаю, на это стоит надеяться, особенно в течение первой половины 2020 года. Во второй половине года этот эффект начнет постепенно угасать. Объяснение этому — необходимость существенных выплат по внешнему долгу в 2020 году.  Правительство будет вынуждено привлекать финансирование на внешнем (еврооблигации, кредиты МВФ) или внутреннем рынках (валютные ОВГЗ или те, которые покупают нерезиденты).

В случае анонсированного возобновления сотрудничества с МВФ и улучшения ключевых макроэкономических показателей (экономический рост, инфляция, соотношение долга к ВВП, состояние золотовалютных резервов и т.д.) восстановятся и возможности привлечений на внешних рынках по приемлемой цене. В то же время снижение учетной ставки в 2020 году и уменьшение потребностей в финансировании, позволят Министерству финансов снижать доходность первичных размещений на внутреннем рынке. Нерезиденты также прекрасно это понимают. Поэтому думаю, что они будут пытаться или пролонгировать свои существующие позиции в ОВГЗ, или зайти в этот сегмент до того момента, пока реальная доходность по украинским ценным бумагам не выровняется по сравнению с сопоставимыми странами.

Данилишин2

— Нацбанк постоянно пополняет свои золотовалютные резервы, что вызывает позитивный настрой. Однако в I и III кварталах 2020 года Украине придется выплатить по внешним заимствованиям $5,4 и 5, 2 млрд, а всего за год — более $17 млрд. Готова ли страна к таким серьезным выплатам?

— Да, готова. Достаточно сказать, что на декабрь 2019 чистые международные резервы государства составляли $15,8 млрд, тогда как на конец 2018-го их уровень составил $9,6 млрд. Напомню, что чистые международные резервы — это разница между валовыми резервами и остатком задолженности НБУ и Министерства финансов по кредитам перед МВФ.

К тому же, как я говорил ранее, в 2020 год Украина вошла с хорошей новостью от МВФ: технически уже достигнута договоренность о расширенной трехлетней программе финансирования. Будущую программу будет направлено на поддержку реформ в Украине. Это четкий сигнал инвесторам и нашим партнерам по реальному проведению необходимых для Украины структурных реформ.

Но другой вопрос — как запустить производство, увеличить добавленную стоимость, ускоренное развитие предпринимательства и тому подобное.

О российских банках

— Банковскую систему в последние годы было значительно почищено от десятков финучреждений, которые по факту являлись просто конвертационными центрами. Какая судьба ждет российские банки в Украине и банки со значительной долей российского капитала в 2020 году.

— Не все  они были конвертационными центрами. Совет НБУ дал оценку банкопада или очистке в июле 2017 года. Здесь еще нужны детальные оценки, в том числе политических и конкурентных воздействий на отдельные решения по соответствующим банкам. Слишком большие потери для страны от банкопада и финансово-экономического кризиса были ощутимы в 2014-2017 годах — почти 40% ВВП. Это невосполнимые потери. Я бы сказал, преступные.

Российские банки в Украине и банки со значительной долей капитала происхождением из РФ постепенно сворачивают свою деятельность в Украине. К примеру, Проминвестбанк уже почти прекратил свою деятельность. В начале февраля 2020-го ожидается собрание акционеров, где должен рассматриваться вопрос о сдаче банковской лицензии банком.

Хотя члены правления НБУ отмечали, что окончательный выход российских госбанков может произойти нескоро. Однако в регуляторе следят за тем, чтобы у таких банков оставалось достаточно средств для погашения всех обязательств.

— Есть ли шансы у господина Коломойского вернуть себе назад ПриватБанк? За счет чего можно защитить в дальнейшем этот самый большой государственный банк страны?

— Вопрос национализации ПриватБанка следует разделять на две части: экономическая и юридическая. В экономическом плане на момент национализации акционеры не выполняли согласованной программы докапитализации, и банк не мог бы выполнять обязательства перед своими клиентами при сохранении статус-кво.

Возможно, в юридическом плане не все моменты относительно национализации были проведены в совершенстве. Именно поэтому мы имеем такое количество исков, и этот вопрос рассматривается во многих судебных инстанциях. Однако такое никоим образом не отменяет целесообразности проведенной национализации. Возвращение банка бывшим владельцам невозможно также и потому, что по состоянию на конец 2019 государство потратило на национализацию ПриватБанка почти 200 млрд грн. В случае возвращения этого финучреждения бывшим акционерам последним также придется вернуть значительную часть этих денег государству. Но суды не могут продолжаться бесконечно. Это негативно влияет на состоянии государственного бюджета.

— Есть информация о том, что в 2020 году будут продаваться некоторые государственные банки страны, например, Укргазбанк. Как Вы относитесь к этому? Готов этот банк к новому частного владельца?

— Государственный сектор в банковской системе сейчас является чрезмерно большим. Это следствие кризиса, который пережила наша страна несколько лет назад. По данным Отчета о финансовой стабильности, сейчас госбанки, в первую очередь, Ощадбанк и Укрэксимбанк, имеют ряд фундаментальных проблем, в частности неудовлетворительное качество активов, низкие процентную маржу и операционную эффективность. В результате они могут самостоятельно генерировать капитал. Поскольку эти банки являются крупными игроками, возникают системные риски для всего сектора. Основной целью госбанков должна стать максимизация стоимости для владельца и потенциальных инвесторов. Ожидается, что вновь независимые наблюдательные советы должным образом трансформируют стратегии банков. В итоге за несколько лет государство должно существенно снизить свое участие в капитале банков.

По Укргазбанку думаю, что он является более подготовленным из всех госучреждений для перехода в частную собственность. Поведение этого финансового учреждения на рынке является вполне нормальным, рыночным.

Об экономическом росте

— В этом году правительство ожидает значительное снижение инфляции и рост ВВП в конце 2020-го. Насколько реально достичь показателей ВВП на уровне 3,7% и инфляции 5,5%.

— Это более чем реально. Однако требует слаженных действий всех ветвей власти и стратегического видения экономического развития страны. Я уже описывал ранее. Тем не менее, инфляция не должна быть самоцелью ради инфляции. Должен быть конкурентный рынок.

— Как будут развиваться основные отрасли экономики страны в 2020 году? Можно сказать, что кроме АПК и металлургии в стране высокими темпами будут развиваться другие отрасли, включая те, которые формируют продукцию с большой долей добавленной стоимости?

— К сожалению, сейчас складываются предпосылки к замедлению темпов роста и в аграрном секторе, который является локомотивом украинской экономики. Вместе с тем, продолжает усложняться конъюнктура международных рынков металлопродукции и металлосырья. А это вторая по значимости экспортная позиция Украины.

Надеюсь, правительство и НБУ прибегнут к необходимым мерам, что позволит оживить экономический рост.

Данилишин3

— Есть информация о том, что в 2020 году будут продаваться некоторые государственные банки страны, например, Укргазбанк. Как Вы относитесь к этому? Готов этот банк к новому частного владельца?

— Ситуация внешних счетов существенно отличается в лучшую сторону от того, что мы имели в предкризисном 2013 году. Все же сводный платежный баланс в целом имеет положительное значение.

Хотя общий максимально негативный сценарий на 2020 год говорит о том, что отрицательное сальдо торгового баланса превысит $ 13 млрд. И если приток капитала на рынок ОВГЗ изменится оттоком (а средства работников не является гарантией притока на валютный рынок), то мы можем получить на валютном рынке ситуацию, по параметрам похожую на 2014-2015 годы. А это может привести к повторению кризиса в банковском секторе.

— Спрогнозируйте, как Украина закончит 2020-й в целом по различным финансовым и экономическим показателям?

— Национальный банк повысил прогнозы темпов экономического роста на 2019 и 2020 годы до 3,5% (с 3,0 и 3,2%) и на 2021-й — до 4% (с 3,7%). Это обусловлено устойчивым внутренним спросом, увеличением производительности в сельскохозяйственном производстве, улучшением потребительских настроений. Сдерживающими факторами для экономического роста в 2020 году будут замедление мировой экономики и ухудшения условий торговли.

Дефицит текущего счета в 2019-2021 годах несколько расширится вследствие уменьшения объемов транзита газа и ухудшения ценовых условий на мировых товарных рынках, но будет оставаться в приемлемых пределах — на уровне 3-4% ВВП.

Объемы международных резервов, несмотря на осуществление существенных выплат по внешнему долгу, в этом и последующих годах будут колебаться на уровне около $23-24 млрд.

Для успешного развития страны нужна принципиально новая политика Нацбанка, которая должна исходить из целей ускоренного экономического роста и обеспечения занятости наших граждан. Надо пересмотреть политику таргетирования инфляции в сторону смягчения монетарной политики, осуществить дерегуляцию в сфере банковской деятельности. Мне больно слушать представителей банковского сообщества, которые часто отмечают,  что их притесняют со стороны НБУ. Этому надо положить конец.

Интервью подготовил Олег Громов