Эксклюзив

Жаркий сезон: готов ли страховой рынок к сплиту? – опрос

8 декабря 2020
admin Читати українською
  1. Вячеслав Черняховский, Генеральный директор Ассоциации Страховой бизнес
  2. Андрей Перетяжко, председатель Правления страховой компании ARX

С 1 июля 2020 года будет реализован проект «сплит», который подразумевает под собой передачу надзора за страховыми и финансовыми компаниями, ломбардами и кредитными союзами от Нацкомфинуслуг к Нацбанку. О готовности страхового рынка перейти под контроль нового регулятора, этапах реализации проекта, а также о сложностях коммуникации между страховщиками и НБУ, Maanimo спросил у представителей рынка страхования Украины.

В'ячеслав Черняховський

Вячеслав Черняховский, Генеральный директор Ассоциации Страховой бизнес:

Необходимо четко понимать – Украина уже находится в состоянии экономического кризиса, вызванного пандемией. Этот кризис только начался, и будет усиливаться в течение следующих двух кварталов. Международный валютный фонд прогнозирует падение экономики Украины по итогам 2020 году на 7,7%. По прогнозам НБУ, самое большое потрясение ждет экономику во втором квартале: она сократится на 11%, безработица вырастет до 12%, а потребительский и инвестиционный спрос с высокой вероятностью будут оставаться подавленными дольше, чем прогнозировалось в апреле.

Конечно, этот кризис затронул и страховой рынок. Согласно отчетным данным Нацкомфинуслуг, в первом квартале количество договоров страхования (кроме обязательного страхования от несчастного случая на транспорте) сократилось на 6,9%, количество договоров страхования с физическими лицами сократилось на 9,2%, валовые премии также сократились на 13%.

Нацкомфинуслуг отмечает, что снижение валовых страховых премий произошло почти по всем видам страхования, в частности, в страховании имущества – на 43%, страхование от огневых рисков и рисков стихийных явлений – на 49,2%, страхование ответственности перед третьими лицами – на 41,1%, груза и багажа – на 39,1%, финансовых рисков – на 19,3%.

При этом некоторые виды страхования пострадали еще сильнее. В частности, после нескольких лет стабильного роста, впервые за период января-апреля 2020 году количество договоров ОСАГО снизилось на 4%. Количество договоров международного страхования «Зеленая карта» в январе-апреле текущего года сократилось на 23% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, сумма страховых премий упала на 31%. Показатель количества договоров апреля 2020, которые дают наиболее четкое представление о масштабах влияния пандемии, в сравнении с показателями апреля 2019 года, уменьшился на 75%, объем премий – на 65%.

Несмотря на сложную ситуацию на рынке, страховые компании продолжают добросовестно выполнять обязательства перед клиентами и потребителями. При падении страховых платежей валовые страховые выплаты за 1 квартал 2020 года, наоборот, выросли на 13,2% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года.

В частности, в ОСАГО по итогам января-апреля 2020 году объем выплат к показателям аналогичного периода 2019 года увеличился на 10%, в международном страховании «Зеленая карта» – на 58%.

Очевидно, что такая экономическая ситуация – совершенно неподходящий момент для передачи надзора новому регулятору, это существенные риски для стабильности рынка. Сейчас ни одна страна не изменяет «правила игры», особенно подходы к регулированию финансовой отрасли.

И основная проблема скорее не в том, готов ли рынок, а в том, насколько готов НБУ к полноценному выполнению функций регулятора. НБУ заявляет, что готовность есть, но у рынка и экспертов несколько другое мнение. Если кратко упомянуть, в чем мы видим неготовность НБУ качественно выполнять регуляторную функцию, то это следующее:

  • У НБУ нет антикризисной программы для небанковского рынка. Нет общей нацеленности на создание механизмов развития рынка: из той же «Белой книги» отчетливо видно, что основной вектор регулирования – это контролировать и выводить с рынка, а не поддерживать и развивать;
  • На сегодня Национальный банк не имеет необходимой нормативно-правовой базы для государственного регулирования и надзора за небанковским финансовым сектором, а есть только ссылки на нормативные акты Нацкомфинуслуг, количество которых сейчас превышает 160. В НБУ сейчас отсутствуют квалифицированные специалисты в должном количестве, которые могли бы разработать весь комплект необходимых нормативных документов;
  • Нехватка практического опыта и понимания небанковского рынка у сотрудников (из 264 сотрудников Нацкомфинуслуг в штат НБУ приглашено около 20 человек, что совершенно недостаточно);
  • Не разработано полноценных механизмов защиты прав потребителей, и недооценивается масштаб этой работы (под надзор НБУ перейдут почти 2000 небанковских учреждений);
  • НБУ не готов полноценно принимать отчетность небанковских финансовых учреждений.

У нас есть системные замечания к качеству коммуникации и взаимодействия НБУ с рынком. Во-первых, еще на этапе разработки «Стратегии-2025» рынок увидел, что подавляющее большинство наших замечаний к документу не были учтены без весомой аргументации, коммуникация в промежутках между проведением рабочих групп походила на общение с черным ящиком: «пришлите на мейл, мы посмотрим». Такая же примерно ситуация сложилась с проектом закона «О страховании», когда нас поставили перед фактом, что рабочие группы больше не будут собираться ни очно, ни в онлайне, а их участников со стороны рынка просто ознакомят с финальной версией документа с минимальным сроком для подачи замечаний, что негативно скажется на качестве проработки законопроекта. Мы вместе с еще двумя ассоциациями страховщиков были вынуждены из-за этой ситуации писать официальное письмо на имя Якова Смолия о необходимости возобновления деятельность рабочих групп в удаленном формате в связи с пандемией, но ответа не последовало.

Пока общение НБУ с рынком выглядит несколько односторонним – до рынка доносится позиция будущего регулятора, но к обратной связи не очень прислушиваются.

Большая часть причин для возникновения сложностей перечислена в ответе на первый вопрос, любая из них может «выстрелить». От первого месяца работы не ожидаем ничего особенного, кроме уже озвученного НБУ намерения проверять выполнение 850-го распоряжения Нацкомфинуслуг по капитализации. Важно понимать, что на развитие небанковского рынка, на его будущее будет влиять не только «операционная» работа регулятора, но и его стратегические подход, общий вектор, который, как я уже отметил, не нацелен на полноценное развитие рынка.

Андрій Перетяжко

Андрей Перетяжко, председатель Правления страховой компании ARX:

Страховой бизнес зависит от общего состояния экономики. Падение экономической активности повлекло за собой снижение валовых страховых платежей. В первом квартале они упали на 13,4%. И нельзя сказать, что все это –  лишь следствие карантина, поскольку в первом квартале было всего 3 недели карантина. Мы видим, что от локдауна пострадали только компании, имеющие большой портфель туристического страхования и Зеленой карты. Да, эти компании остановились в один день, в связи с закрытием границ, но остальной-то бизнес продолжал работать.

Основа страхового рынка – корпоративный сектор, а он продолжал работать, несмотря на карантин. Снизились платежи только в сегменте ритейла – ОСАГО, КАСКО и другие сопутствующие виды страхования. Традиционно, очень небольшую долю в страховых платежах занимает страхование малого и среднего бизнеса, который больше всего пострадал от карантина. Но эти небольшие магазины, кафе и рестораны редко страхуют свое имущество и ответственность, потому влияние этого фактора на снижение платежей минимальное.

Падение действительно было и вызвано оно существенным сокращением количества операций по оптимизации налогообложения, которые маскировались под страхование. Это происходит в преддверии перехода регулирования к НБУ. И во втором квартале снижение обязательно будет. Частично это – результат локдауна, частично – сокращение схемного страхования.

Если анализировать апрель, как первый месяц жесткого локдауна, то с учетом максимально пострадавших сегментов, снижение для классического рынка составило не более 15%. И это был худший месяц. В мае снижение оказалось меньшим, в июне еще меньшим. А дальнейшие прогнозы делать сложно. Но если второй волны не будет, то к октябрю мы должны восстановиться и даже показать рост платежей.

Что касается схемного страхования, то по итогам 2019 года его доля составляла около 42% валовых платежей всего рынка. Потому сейчас особенно важно смотреть на рынок ритейла, который не замечен в оптимизации налогообложения. По нему можно замерять реальный пульс страхового рынка.

Наша компания прошла кризисную ситуацию достаточно безболезненно. Апрель был пройден без потерь, в мае уже наблюдался небольшой рост. В целом за 5 месяцев мы собрали на 15% больше страховых премий по сравнению с прошлым годом.

НБУ системно готовился к переходу страхового рынка под свой надзор. Но, тем не менее, можно ожидать введение Нацбанком переходного периода для рынка, что позволит регулятору изучить нюансы страхования прежде, чем принимать жесткие меры к реальным нарушителям существующего законодательства. Открытым остается вопрос – готовы ли к новым требованиям собственники некоторых компаний? Ведь придется стать полностью прозрачными по структуре собственности, инвестировать дополнительные деньги в капитал, сформировать все необходимые резервы и не заниматься операциями, которые противоречат требованиям финмониторинга. Для многих акционеров на страховом рынке, так же, как и сейчас на банковском рынке, будет возникать вопрос – действительно ли я могу зарабатывать прибыль на вложенный капитал в таких условиях регулирования рынка? Те, кто не сможет положительно ответить на этот вопрос – будут уходить. Один из путей – объединение страховых компаний или переход в статус брокера. Мы надеемся, это будет цивилизованный уход, и клиенты не пострадают.