Эксклюзив

Борис Кушнирук: «Не существует философского камня, который может в мгновение урегулировать проблемы нашей экономики»

22 декабря 2020
Tatiana Garkusha Читати українською
  1. О новом Кабмине
  2. О рынке земли
  3. О гривне
  4. О кредитных ставках
  5. Об экспортном потенциале
  6. Об энергетическом рынке

В Украине накопилось достаточно проблем, которые требуют решения. Вместе с тем формирование новой власти дает надежду на то, что этот экономический «узел» начнут развязывать. Какие первоочередные задачи планирует решать новое правительство, чего ожидать от отмены моратория на продажу сельхозземель, что делать с высокими ставками по кредитам, есть ли в Украине экспортный потенциал, а также какие перспективы у нового энергетического рынка — обо всем этом в эксклюзивном интервью Maanimo рассказал глава экспертно-аналитического совета Украинского аналитического центра Борис Кушнирук.

О новом Кабмине

— В Украине сформировался новый Кабмин. Какие первоочередные экономические задачи, с вашей точки зрения, будут стоять перед украинским правительством?

— Перед любым правительством в первую очередь стоит такая задача, как подготовка к формированию государственного бюджета на следующий год, ведь государственный бюджет — это главный документ, который утверждают депутаты. Это отражение экономической политики правительства, поэтому от того, как они сформируют его, очень многое зависит.

Это будет не совсем рядовой бюджет, потому что нужно выходить из возможных прогнозов относительно того, что в ближайшие месяцы или в следующем году может начаться новая волна глобального экономического кризиса. Таким образом, нужно закладывать уже подушку безопасности, чтобы не оказаться в сложном положении.

Такая ситуация когда-то была в 2008 году с Тимошенко. Она не хотела слушать тех, кто ей говорил, что надвигается кризис, и рассказывала, что кризис обошел Украину стороной. В результате подушки безопасности не было, и это спровоцировало экономические проблемы, которые ударили не только по Тимошенко, но и по Украине в целом. Поэтому, конечно, важно будет сформировать подушку безопасности. Кроме того, есть вопросы, будем ли мы получать доходы от транзита через газотранспортную систему.

Если мы говорим о других документах, которые важно принять до конца года, это будет принятие закона об отмене моратория на продажу сельхозземель. Политическая воля для этого вроде бы есть.

Правительству чрезвычайно важно провести всеобщую перепись населения. Мы не знаем, что у нас происходит на самом деле. Цифры, которые публикует Госкомстат, основаны на расчетах двадцатилетней давности. Они совсем не отражают реальности.

Но то, что команда Зеленского планирует провести перепись населения еще в этом году, — такая инициатива вызывает смех, потому что к этому нужно готовиться. Для этого нужно задействовать десятки, если не сотни тысяч человек, которые будут делать обход всех помещений и заполнять соответствующие формы. Кстати, нужно будет также провести перепись лиц без определенного места жительства, так называемых бомжей. Объективно, раньше весны следующего года качественно это сделать невозможно. Затем результаты переписи нужно будет обработать. Это тоже займет определенное время, но чем раньше, тем лучше.

— До конца 2019 мы увидим уже определенный экономический почерк нового правительства? Какие главные индикаторы должны его сформировать?

— По крайней мере, есть намерение осуществить максимальную либерализацию многих процессов, поэтому вполне возможно, что мы увидим ряд решений, которые призваны снимать запреты. Например, на игорный бизнес. На мой взгляд, это будет положительно, так как запрет наложили, я абсолютно убежден, из-за коррупционных мотивов во времена премьерства Тимошенко.

Но я беспокоюсь, чтобы не было попытки в ручном режиме тушить пожары, которые будут возникать, потому что тогда это будет очень плохая история. Здесь надо научиться избегать ручного управления. У меня есть вопрос, не станет ли это правительство, несмотря на вполне вероятный настрой на либерализацию экономики, действовать с точностью до наоборот. К сожалению, таких примеров в истории было много.

О рынке земли

— Все более вероятным становится отмена моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения. Но все еще много вопросов: статус иностранцев, этапность, формирование рыночной цены, налоговая нагрузка. Как успеть найти ответы на все эти вопросы?

— Больших сложностей нет. Все сводится к тому, чтобы принять один документ, который уже был наработан ранее. То есть, нужно определить, во-первых, (это принципиально) — пускаем ли мы на рынок земли иностранцев напрямую или через юридических лиц.

Это действительно очень критический вопрос. Если мы не откроем мораторий, это будет ошибка. Но действительно фундаментальную ошибку сделаем, если не пустим иностранцев, и при этом пустим юридические лица. Потому что через юридические лица иностранцы легко войдут.

Иметь право покупать землю должны исключительно граждане Украины. Не более 200-300 гектаров. Обрабатывать землю должен человек, который работает на этой земле. Работает — не значит, что он с лопатой стоит. Это значит, что он занимается этим, это его дело.

Почему это важно? Жители Китая и стран Ближнего Востока могут позволить себе купить землю. У них есть доллары. Они могут существенно поднять цену, и некоторые могут даже выиграть от этого. Проблема в том, что они заинтересованы выращивать сырье и транспортировать его с Украиной. Переработки здесь не будет. Это будет только сырьевая база. Для того, чтобы выращивать массовую продукцию (зерновые и масличные), не требуется труд большого количества селян. Достаточно запустить технику на небольшую площадь. Фактически, у селян исчезнет предмет для деятельности в селах, это будет вытеснять их в города, где у них тоже не будет труда, поэтому они и здесь не потребуются.

В модели, когда мы ограничиваем продажу земли только для физических лиц, граждан Украины, мы формируем возможность для развития фермерства. Фермеры смогут заниматься не растениеводством, а переработкой сырья и производством нишевой продукции. Переработанные продукты имеют больше добавленной стоимости, и впоследствии сформируется слой из фермеров, которые имеют достаточно высокий уровень доходов.

Никто не отменяет того, что нам нужно хранить и крупные аграрные предприятия. Украина — огромное аграрное государство. Обеспечить обработку земли только за счет труда фермеров — невозможно и неуместно. Но сейчас фермеры должны получить приоритет.

Начинать продажу земли надо с государственных земельных участков, так как государство может продавать земли фермерам в рассрочку на много лет. Одним из краеугольных вопросов было то, что фермеры опасались, хватит ли у них средств для покупки 200-500 гектаров. В таком случае государство может предоставить долгосрочную рассрочку на 20-30 лет с минимальными процентами, 2-3% годовых, и фермер будет постепенно рассчитываться. Главное, чтобы он мог заплатить свои первые 10-30%.

Поэтому вопросы аграрной реформы — это, прежде всего, вопрос подхода. Некоторые иностранцы и иностранные институты призывают к максимальной либерализации, так как это приведет к скорейшему притоку средств. Это правда. Но с точки зрения долгосрочных последствий это решение будет крайне негативным для страны.

Вопросы налогообложения зависят от конкретного законопроекта, который парламент решит принять. Для того, чтобы не допускать спекуляцию земельными участками, нужно, чтобы тот, кто купил землю, не мог перепродать ее раньше, чем через 7 лет. Для этого можно ввести определенные налоговые ограничения — дополнительные расходы, которые делают операции перепродажи невыгодными.

Кроме того, обязательно должно быть требование, чтобы человек сам работал на этой земле, а не сдавал ее в аренду. Существование земельных рантье — это не лучшая модель земельного рынка.

О гривне

— Можно ли назвать укрепление гривны в последние несколько месяцев аномальным явлением, или для этого есть объективное основание? Что будет происходить в долгосрочной перспективе?

— Аномальным я это не считаю, это логично, учитывая то, что произошло. Но сейчас укрепление гривны не является положительным явлением.

На динамику гривны повлияла целая совокупность факторов. У нас прошли президентские выборы, потом парламентские. Все участники избирательной гонки тратили дополнительные средства. Эти средства хранились в них в иностранной валюте, поэтому эта валюта поступила на рынок и сформировала в короткий срок довольно существенное предложение. Если бы валюта поступала равномерно в течение всего года, давление не был бы столь ощутимым.

Другой фактор — лучшая конъюнктура внешних сырьевых рынков, в частности, для аграриев и металлургов. Поэтому мы получили немного лучшие поступления иностранной валюты на внутренний рынок, чем рассчитывали.

Третий фактор является ключевым. Именно он вызывает у меня критическое отношение. Это политика центрального банка. Высокие процентные ставки привели к тому, что сейчас доходность обязательств, номинированных в гривне, очень высока. Она составляет от 17% до 19%. Учитывая, что курс гривны к доллару стоит, формируется фантастическая прибыль для иностранцев. Доходность в иностранной валюте — 18%, например. Больше нигде такой доходности они не получат. Поэтому в Украину начали поступать значительные спекулятивные средства.

На мой взгляд, правительство при этом допускает ошибки. Нужно выполнять и внешние обязательства, и план по расходам государственного бюджета. А средств не хватает. Доходная часть была недовыполнена, от приватизации мы опять ничего не получаем, поэтому для финансирования дефицита государственного бюджета нужны дополнительные заимствования. Поскольку правительство не имело возможности заимствовать на внешних рынках, оно вышло на внутренний. Это привело к тому, что в эту лакуну, в эту зону большой доходности полезли иностранцы.

Я сейчас в последние дни не смотрел, но в целом они увеличили портфель облигаций по отношению к началу года почти на 3 млрд долларов. Это очень много. Плюс дополнительное предложение иностранной валюты, поступившей на рынок. Это и вызвало укрепление гривны. Хорошо это? Нет, убежден, что это плохо. Политика высоких процентных ставок, во-первых, убивает любое кредитование, потому что зачем нужна какая-то работа с клиентами, если можно положить средства на депозитный сертификат центрального банка или купить государственные облигации и вообще ни о чем не переживать.

Таким образом, ничего хорошего в этой истории нет, это еще и закладывает риск для правительства. Иностранные спекулянты — да, они спекулянты, и это нормально для бизнеса, но для Украины может повлечь негативные последствия, потому что когда они начнут выводить средства, — а при любых рисках они их начнут выводить, — мы столкнемся с рядом проблем.

Первая проблема — мы не можем предсказать, как Нацбанк будет стабилизировать курс. Это создает проблему непредсказуемости курса гривны, что является крайне негативным для бизнеса. Вторая проблема — то, что правительство должно менять структуру своего портфеля задолженности, увеличивать в нем долю гривневых обязательств для того, чтобы не быть потом зависимыми от курсовых рисков. Что у нас произошло в 2008 году, в 2014-2015 годах? Значительная часть обязательств была в иностранной валюте. Как только курс прыгнул, долговые обязательства сразу стремительно выросли, и это стало большой проблемой для правительства.

Поэтому менять структуру портфеля необходимо. Но если делать это слишком быстро, то возникает риск. Когда иностранцы начнут выводить средства, а это может начаться с любого повода и в любой момент, то в этом случае на рынке появится дополнительное количество долговых обязательств в гривне, и выйти на внутренний рынок правительство уже долго не сможет. Там будет избыток предложения долговых ценных бумаг. Но средства надо одалживать не только сегодня, но и в следующем году тоже.

— В последнее время политика НБУ снова начала пугать предпринимателей. В частности, в связи с инициативой о запрете ФЛП пользоваться бизнес-средствами в частных делах. Что вы думаете по этому поводу?

— Мне кажется, что это нарушение работающей модели налогообложения, в которую Нацбанку не нужно было лезть. У меня есть вопрос по той модели, которая существует сейчас, но точно не стоит вмешиваться в эту модель подобным образом.

Предприниматель должен платить налог, а что он делает со всеми другими деньгами, не должно никого интересовать.

О кредитных ставках

— В Украине намертво зацементировалась средняя эффективная процентная ставка по потребительским кредитам выше 70%. Что с этим делать?

— А ничего. Это то, что мы имеем в результате монетарной политики Национального банка. Сегодня банки сосредоточились только на потребительском кредитовании и на кредитовании торговли. Все.

Реальный сектор экономики не имеет доступа к кредитам уже фактически 5 лет. Как по мне, эта политика абсолютно неправильная и ложная. Дискуссия по этому поводу тянется еще со времен Ющенко, когда он был главой НБУ. А воз и ныне там.

Я бы очень жестко ограничивал потребительское кредитование банками, потому что, как только возникают проблемы, почти половина потребительских кредитов не возвращается.

Может быть такая модель, что банк делает ограничения для прямого потребительского кредитования, в свою очередь структура, связанная с банком, берет кредиты в коммерческом банке и занимается тем же потребительским кредитованием. Подобные модели должны быть жестко ограничены нормативными документами Национального банка.

Надо установить требования по формированию обязательных резервов. Резерв должен покрывать весь портфель потребительских кредитов на 100%. Соответственно, на сумму резервов будет уменьшен капитал банков. Но это единственный механизм, который может помочь Нацбанку ограничить наращивание потребительского кредитования.

Монетарная политика, которая сейчас действует, делает потребительское кредитование очень выгодным, и банки будут этим заниматься, несмотря на колебания учетной ставки. Когда учетная ставка — 16%, а ставка кредитования — 70%, то банки не почувствуют разницы, даже если учетная ставка вырастет до 19% и даже 25% годовых.

К тому же, банки, завязанные на определенных бизнесменов, например, Ахметова или Пинчука, могут в определенные моменты менять структуру своих обязательств. Если они знают, что может упасть гривна, тогда они переводят свои обязательства по иностранной валюте в гривну. Учитывая, что у них прибыль в иностранной валюте, а обязательства в гривнах, тогда их обязательства в иностранном эквиваленте уменьшились. В периоды стабильного курса гривны или ее укрепления им выгодно переводить свои обязательства в иностранную валюту.

— Когда ждать решения о повышении гарантированной суммы выплаты ФГВФЛ? Какие риски и преимущества у такого решения?

— Это тоже зависит от монетарной политики Нацбанка. Я не знаю, когда ждать, потому что не я принимаю решение. В то же время, я — категорический противник увеличения этой суммы.

НБУ пропагандирует философию так называемых «дорогих денег». Наши процентные ставки по депозитам и кредитам очень высоки. Значительная часть граждан воспринимает депозиты как источник доходов. Это фундаментально неправильно. Этот принцип должен быть сломан. Депозит в банке должен быть просто местом хранения средств, а не средством для получения дохода.

Политика высоких процентных ставок привела к абсурду. Местные бюджеты не тратят средства, потому что им выгоднее держать деньги на депозитах. Застрелиться можно или кого-то пристрелить. Это просто абсурд.

Поэтому очевидно, кто заинтересован в увеличении гарантированных выплат. Это те, кто держит средства на депозитах, чтобы зарабатывать на этом. Если это не источник доходов, то, простите, 200 тысяч гривен для рядового гражданина — это и так много. Более 90% украинцев такие суммы на депозитах не держат, у них их просто нет. А тем, у кого есть, выгоднее их разнести по разным банкам.

Если уменьшить, или хотя бы не повышать гарантированную сумму выплат, то люди, у которых есть избыток денег, будут мотивированы вкладывать их в альтернативные активы. А для украинской экономики это однозначно важнее и эффективнее. Люди начнут покупать даже те же государственные облигации или другие ценные бумаги. Это сформирует базу для развития фондового рынка.

Одна из причин того, что наш фондовый рынок находится в очень плохом состоянии, является как раз монетарная политика центрального банка. Зачем рисковать, вкладывать средства в какие-то облигации или акции компаний, если ты можешь получить вполне приличную доходность, которая еще и гарантируется Фондом гарантирования вкладов, и ты вообще ни о чем тогда не думаешь.

Об экспортном потенциале

— Что сегодня происходит с экспортным потенциалом Украины? Есть отрасли, которые в перспективе могут стать главными поставщиками валютной выручки?

— К сожалению, нужно понимать, что есть закономерности, которые нельзя нарушить просто с сегодня на завтра. Т.е. не существует какого-то сакрального философского камня, который может в одно мгновение урегулировать проблемы нашей сырьевой структуры экономики.

Слишком долго, на протяжении всех лет независимости, мы уверенно сползали к чисто сырьевой структуре. Наша готовая продукция со значительной добавленной стоимостью составляет не более 15-17%. Все остальное — это сырье, или, в лучшем случае, полуфабрикаты. Понятно, что взять и поменять такую ​​структуру экономики за год, за два, за пять, даже за десять практически невозможно.

Мы должны делать шаги в сторону изменения структуры, но рассчитывать, что для этого нужно время. Сначала надо определить экспортноориентированные отрасли, направленные на производство товаров с высокой добавленной стоимостью.

Даже если правительство примет супер-правильное решение… Например, льготы для автомобилестроения. Но перед тем, как их можно будет внедрить, принять решение должен бизнес, который будет создавать завод. Там сложная внутренняя процедура принятия. Они будут принимать решения от полугода до года.

Затем они начнут заниматься получением всего и вся, затем формирование площадок, завоз оборудования, структура рабочей силы. В лучшем случае, через три-четыре года только начнется производство. А для того, чтобы продукция вышла на проектируемые мощности, нужно 7-8 лет.

Семь-восемь лет, чтобы одно отдельное большое перерабатывающее предприятие заработало. Поэтому даже если сейчас правительство примет правильное решение, то вы это почувствуете только через несколько лет. От 4-5 до 10 лет. Раньше не будет.

Наши чиновники, депутаты, команда президента должны понимать, что «имеем то, что имеем». Им нужно научиться работать стратегически. Так вот, с точки зрения стратегии, сегодня мы имеем очень плохую структуру, и сейчас же изменить ее нельзя. Один из ключевых механизмов, который будет стимулировать инвестиции в определенной области — это налоговые льготы. Минимальная ставка налога на прибыль, или вместо него минимальная ставка налога на выведенный капитал, на доходы физлиц, ЕСВ, налога на землю.

Это сделать проще и быстрее, чем создать хорошую инвестиционную среду, защитить права кредиторов, долго рассказывать о судебной системе и тому подобное. Регуляторные и судебные проблемы для инвестиций будут существовать еще очень долго. Судебная система в один миг не станет красивой. Чтобы ее ментально менять, нужны десятилетия. Но если вы хотите привлечь бизнес здесь и сейчас, наиболее эффективным инструментарием является снижение прямых налогов.

Чем сложнее производство, тем больше доля расходов на заработную плату. А чем выше зарплаты, тем это выгоднее и для других отраслей производства, так как растет внутреннее потребление. Экономя за счет низких налоговых обязательств, производители товаров с высокой добавленной стоимостью смогут платить рабочим адекватные зарплаты, и это тоже поспособствует развитию производства товаров народного потребления.

Об энергетическом рынке

— Какие перспективы в формирование настоящего энергетического рынка в Украине? Что изменится для потребителя услуг?

— Что значит — настоящий или не настоящий? Рынок либо есть, либо его нет. В любом случае любые рынки имеют свои регуляции, поэтому называть их абсолютно свободными невозможно. Они будут иметь определенные регуляторные ограничения, которые не позволят участникам рынка действовать совсем хаотично.

В энергетический рынок входит и рынок электроэнергии, и рынок газа. Давайте сначала по газу.

Он значительно проще, чем рынок электроэнергии. Для того, чтобы его запустить, нужно только одно решение — снять с «Нафтогаза» обязательства по специальным обязанностям. На сегодняшний момент «Нафтогаз» обязан поставлять газ для нужд населения по фиксированной цене, дороже которой его нельзя продавать. Также НАК «Нафтогаз» обязан поставлять газ предприятиям теплокоммунэнерго по фиксированной цене.

И это как раз то, что нужно отменять. Но боюсь, что если для населения это можно сделать с 1 октября или с 1 января, то для ТКЭ до завершения следующего отопительного сезона этого сделать нельзя. Иначе мы разрушим всю систему теплообеспечения населения. Можно убрать из «Нафтогаза» ПСО, но некоторым предприятиям теплокоммунэнерго никто газ, кроме Нафтогаза, не продаст. В результате начнется остановка отопительного сезона, будет огромная критика в адрес правительства, поэтому раньше мая следующего года это не сделаешь.

Что касается поставок газа населению, нужно просто отменить ПСО, буквально с 1 октября, имея в виду, что надо дать право тому же «Нафтогазу» самостоятельно продавать газ населению, а предприятиям предложить закупать необходимые объемы газа на аукционах и затем поставлять населению. Это не такое простое дело, потому что очень много мелких потребителей, с каждым из которых нужно заключить соглашение, а затем вести учет.

 «Нафтогаз» неоднократно предлагал, чтобы ему дали право на прямые продажи газа населению. Тогда исчезнет проблема с тем, что облгазы не рассчитываются за газ. Им поставляют газ по заниженной цене, а потом нельзя проконтролировать, действительно ли они его поставляли населению. Мы этого не знаем. А потом этот поставщик газа рассказывает о том, что население перед ним не рассчитывается, так и он не рассчитывается.

А проверить это невозможно. При попытке проверить надо смотреть клиентское дело, сколько каждый клиент заплатил. Тогда облгазы подают в суд, и суд выносит решение запретить проверки, потому что это вмешательство в персональные данные. Потому информация, что «Петренко, проживающий по такому-то адресу, столько-то употребил и столько-то рассчитался» — это уже персональная информация. Поэтому мы не имеем возможности выяснить, кто сколько платит за газ.

Модель, основанная на ПСО, позволяет облгазам не рассчитываться за газ. И ничего сделать нельзя. Эту схему можно сломать только из-за отказа от ПСО.

Что касается рынка электроэнергии. Этот рынок значительно сложнее, в нем столько нюансов, что я вам их все сейчас не перескажу. Нужно отдельную лекцию читать. Только нужно понять, что там тоже есть так называемые ПСО, положенные специальные обязанности, согласно которым электроэнергия для населения поставляется по фиксированному тарифу.

Такие обязанности возложены на «Энергоатом» и «Укргидроэнерго». Эта модель является неправильной. В принципе, практика ПСО существует и в западных странах. Но доля энергии, отпускаемой по ПСО, должна быть существенно меньше.

«Энергоатом» продает по тарифу, установленному по ПСО, 90% электроэнергии. Это абсолютно неправильно, тем более, что «Энергоатом» сосредоточивает половину всей энергии, производимой в Украине. После того, как объем электроэнергии по ПСО постепенно уменьшится, «Энергоатом» сможет предлагать на рынке остаток энергии.

Поэтому необходимо начать процесс повышения стоимости электроэнергии для населения и сформировать модель, согласно которой электроэнергия для населения будет продаваться по рыночным тарифам.

Но это надо делать постепенно. Например, повышать тарифы каждые полгода, или каждый квартал. К тому же, ПСО должны действовать до конца следующего года.

— Три главных события в экономике, которые вы ждете до конца 2019?

— Рынок земли, решение вопроса о транзите газа и запуск большой приватизации.

Комментарии

  1. Таня Доросевич

    Очевидно що Кушнірук витає в хмарах з наповненням своїх кишень, бажаю йому розмовляти про всякі «підвищення» спочатку спустившись на землю до і заглянути до кишень більшості населення